Работы художника

Юрий Прокопьевич Вайс родился в 1952 году, в Казахстане, в Душанбе окончил школу и художественное училище (1976, мастерская Зухура Хабибулаева). Он поступал в Московский государственный академический художественный институт им. В.И. Сурикова, а также в Ленинградское высшее художественно-промышленное училище им. В.И. Мухиной[1] , но в силу некоторых непредвиденных обстоятельств жизни вынужден был вернуться в Таджикистан. Вплоть до роковых дней распада страны Вайс плодотворно работал в Душанбе, участвовал в многочисленных республиканских и всесоюзных выставках, приобрел известность в СССР и за рубежом.

Ценителям искусства хорошо известны созданные в 1980-е его философские живописные полотна и графическая серия монотипий и акварелей на листах большого формата. В них события современности Вайс видит сквозь призму библейской истории. Словно из глубин Вселенной приходят персонажи его работ: на поверхности листа из живописной абстракции проступают контуры, вначале неясные, а затем основные объемы, детали. Процесс создания картины художник не делит на этапы: эскиз – картон – исполнение на холсте или бумаге. Абстракция как основа уже заключает в себе будущую композицию, которая постепенно формируется, приобретая законченный вид, задуманный художником. При этом он находится в постоянном творческом поиске, дорабатывая, казалось бы, вполне убедительные пластические образы[2] .

Тончайшая ювелирная проработка поверхности графических работ многослойна, так же как многозначны символы-смыслы произведений художника. Его пророки суровы и величественны, как фараоны Древнего Египта, а герои ведут нескончаемые диалоги. Темы вечные, как мир, – борьба добра и зла, философские вопросы о смысле Бытия. Все окутано покрывалом какой-то мистической тайны. Колорит произведений насыщенный, глубокий, но в нем преобладают приглушенные пастельные тона, а среди них горят, подобно смальте, глубокие по тону цветовые пятна.

Мифологические мотивы звучат и в живописи Вайса, полной метафор и загадок. Картины просты по сюжету, но их содержание и символика неоднозначны и сложны для восприятия. В них есть нечто, что остается «за кадром». Казалось бы, незамысловатый мотив – люди сидят в парке на скамейках, отдыхают («Ветераны», 1984). Они погружены в свои раздумья, не замечая происходящего вокруг. И если фигуры на первом плане прописаны подробно, почти с гиперреалистической тщательностью, то изображенные чуть дальше женщина и мужчина выглядят несколько абстрактно. А на дальнем плане призрачные тени тают и растворяются на каменных глыбах, прорезанных ослепительно белыми стволами деревьев. Это словно остановка во времени и пространстве, Бытие за гранью реальности. Словно каждый ждет своей очереди в иные пространства и миры. Реальный мир и мир грез, мир потусторонний, здесь пересекаются, взаимодействуют.

Колорит полотен «Ветераны» и «Ветеран» построен на приглушенных пепельно-пастельных тонах, которые довольно четко отделены друг от друга, за счет чего произведения похожи на гобелены. Такая «рукотворность» есть и в холстах «Женщины», словно сшитых из лоскутов или сотканных на ткацком станке. Аналогии с декоративно-прикладным искусством не случайны. Юрий Вайс – художник-универсал, в совершенстве владеющий не только кистью, но и разными видами и техниками декоративно-прикладного и монументального искусства. Он много и успешно занимается дизайном, постоянно пробует себя в разных художественных сферах. На улицах Москвы немало монументальных работ художника: рельеф на фасаде московской мэрии на Тверской; майоликовое панно, украсившее здание в Сеченовском переулке; рельефы фасадов жилого комплекса «Новая Остоженка»; парадные люстры Малого зала московского театра Ленком. И, наконец, воссозданные по старым фотографиям паникадила в храме Христа Спасителя в Москве.



[1] С 1994 года – Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия им. А.Л. Штиглица.

[2] Подобно тому, как Михаил Врубель бесконечно «дописывал» своего «Демона», даже в экспозиционном зале на выставке художников «Мира искусства».