Работы художника

Акилов Александр Кузиевич (15.05.1951 г.р.)

Родился в 1951 г. в Сталинабаде (ныне – Душанбе), Таджикистан. В 1971 г. окончил Республиканское художественное училище им. Олимова в Душанбе (мастерская Г.Н. Кузьмина). В 1977 г. окончил Всесоюзный государственный институт кинематографии (мастерская Н.Б. Неменского, В.А. Токарева). Член Союза художников СССР с 1982 г. Участник республиканских, всесоюзных и зарубежных выставок с 1974 г.

Произведения Александра Кузиевича Акилова хорошо известны любителям живописи в России и далеко за ее пределами. Человек мира, Акилов много путешествует по разным странам, живет и в Москве, и в Германии, часто бывает в Таджикистане. Практически ежегодно его работы экспонируются в Москве и разных городах Европы, довольно часто устраиваются персональные выставки художника[1]. Внимательному зрителю не могли не запомниться созданные художником тонкие и изысканные по цвету, лиричные и в то же время таинственные образы, словно освещаемые лунным светом. По загадочности и внутренней глубине, особенной музыкальности и поэтичности его работы созвучны произведениям русского и европейского символизма, несмотря на то что между ними дистанция величиной в столетие. Будто в каком-то мистическом зеркале отразилась иная жизнь, и все повторилось – тревожное ожидание будущего на рубеже столетий, в начале нового тысячелетия, разочарование в окружающей действительности и как следствие – уход в свой внутренний мир, мир грез и воспоминаний.

Уроженец Душанбе, Акилов после учебы в художественном училище продолжил образование во Всесоюзном государственном институте кинематографии, закончив его в 1977 году. Не случайно в его творчестве прочитываются ассоциативные связи с кинематографом. В его картинах присутствуют паузы, остановки и вместе с тем неуклонно-постоянное течение времени. Художник практически не пишет натюрмортов и портретов. Одухотворенная жизнь природы и человека, два неразрывно связанных между собой микро- и макрокосма, – вот герои полотен Акилова. Даже если людей нет в пространстве его картин, их незримое присутствие явственно ощутимо. Кажется, они где-то рядом, вышли ненадолго или их просто не видно за стенами домов. Безлюдные обжитые пейзажи характерны для ранних работ художника. Иногда они напоминают кадры из фильма или этюды театральных декораций.

Казалось бы, сюжеты его пейзажных композиций просты, обыденны, а изображенные виды узнаваемы. Люди, дома, деревья, реалии современного Таджикистана, «обитатели» Душанбе и кишлаков. Но художнику удалось соединить на холстах жизненно достоверное с иррациональным и недосказанным, а потому загадочным. Подобное происходит во сне, когда реальность изменяется, приобретая подчас совершенно фантастические черты. Это ностальгические образы, как бы явившиеся из сновидений. Зыбкость живописной фактуры его полотен подобна ускользающему сну, готовому исчезнуть, раствориться в любую минуту.

Акилову свойственно создавать серии работ на тот или иной мотив. Условно их можно назвать «Путь», «Текущая вода», «Беседа». Пейзажей «безлюдных» в зрелом творчестве мастера не так уж много. Излюбленный «акиловский» мотив – улица среднеазиатского города или кишлака с хаузом (водоемом) и густой кроной деревьев над ним. Художник населяет свои немного призрачные, а иногда мистические пейзажи-фантасмагории отрешенными от житейской суеты персонажами. Даже если они заняты какими-то бытовыми делами, это воспринимается как ритуальное или сказочное действо. Они бредут куда-то, как сомнамбулы, отдыхают в тени у водоема или беседуют, приветствуя друг друга. Значимым в серии картин «Путь» является мотив шествия. Этим привносятся движение и ритм в композицию, и вместе с тем в работах нет ничего суетно-сиюминутного. Представляется, что концепцию этих произведений можно определить так: жизнь – есть путь.

Художник четко выстраивает композицию, основываясь на натурных впечатлениях, но убирая лишнее и преображая реальность. Во многих работах отсутствие бытописательства и конкретики способствует созданию вневременных образов. В то же время все зыбко и неустойчиво, как мираж, видение, несмотря на вполне убедительную материальную осязаемость. Простые геометрические формы, крепкий, иногда даже жестковатый рисунок в композиционном построении и вместе с тем блики света и цвета, пестрые и «текучие», как рисунок на абровой ткани, создают впечатление пульсирования, изменчивости. В картинах будто появляется четвертое измерение – время. Художник использует принцип повторяемости пластического мотива, варьирует силуэты деревьев, облаков. Человеческие фигуры угадываются в абрисах словно оживших деревьев, в очертаниях трепещущих теней, завораживающих орнаментальным узором («Сумерки», 2014).

Ритмически организованная цветовая и пластическая композиция определяет музыкальность и поэтичность картин Акилова. Большое внимание он уделяет живописной фактуре, проработанности холста. Кажется, что пульсирует и «дышит» сама живописная поверхность и пространство холста «оживает». Мазки кладутся разнообразно: то пастозно, почти рельефно (листва), то лессировками, заглаженно (тени). Как различие разных миров – земного материального, освещенного солнцем, и миражного лунного. Характерным примером тому может служить холст «Долгожданная встреча» (2014). То ли во сне, то ли реально происходит встреча – непонятно. Может быть, к человеку пришел гость из иного мира или он грезит наяву?

В подобных лирических произведениях Акилова есть философские размышления о неоднозначности, двойственной природе сущего, о кратковременности, почти призрачности пребывания человека на земле и бесконечности миров и жизни вечной.

Со временем холсты мастера стали более декоративными по цвету. Сказалась «генетическая память» художника из Таджикистана. Он словно вернулся к себе, вспомнив о праздничном горении и переливах цвета в произведениях народного декоративно-прикладного искусства – в вышивках-сузани, тканях, изразцах, где отразился «колористический гений Востока». Именно на этой «райской» земле художник обрел своих героев, свою индивидуальную стилевую манеру и само «ощущение» жизни.

Цитата: «Александр Акилов провоцирует зрителя сладчайшей и чистой верой в космическую силу, пронизывающую все обыденное и привычное. Ему удалось выразить в своих произведениях восточное понимание мира. Он смог как бы осознать, что за внешними формами видимого мира скрывается внутреннее, более глубокое содержание, недоступное поверхностному взору» - отзывается на работы мастера в свой статье доктор наук РТ, искусствовед Лариса Додхудоева.

Характеристика художника:

«А. Акилову порой присуще документальное видение. Кажется, будто на холсте «Конец лета» запечатлен только миг из потока жизни. Однако, максимально насыщенный смысловыми и эмоциональным содержанием, этот миг обретает обобщающее значение».

Основные произведения: «Утро села» (1974), «Конец рабочего дня» (1976), «Конец лета» (1978), «Вечер» (1980), «Обычный день» (1980), «Аллея» (1981), «Утро» (1982), «Субботний вечер» (1984).

Источник: "Молодые художники. Таджикистан" Альбом. М., 1987 г., изд. "Советский художник"

Из публикаций, включая статьи, размещенные на интернете:

«А. Акилов, живущий попеременно в США, Швеции и России, не представляет своего творчества и жизни без Таджикистана. Здесь он много пишет, путешествует. А. Акилов провоцирует зрителя сладчайшей и чистой верой в космическую силу, пронизывающую все обыденное и привычное. Ему удалось выразить в своих произведениях понимание мира. Он смог как бы осознать, что за внешними формами видимого мира скрывается внутреннее, более глубокое содержание, недоступное поверхностному взору. В определенном смысле его живопись можно назвать «энигматической» (загадочной) на манер одного из стилей персидско-таджикской поэзии. А. Акилов – один из немногих, кто слышит и ощущает природу. Иной раз кажется, что он даже способен представить ее одухотворенность и скрытую мощь, которая в древней мифологии имела название «Хварна», что означает божественную благодать, откровение, высшую тайную силу».

Художник о себе:

«Хорошо встать утром и, на секунду окунувшись во вчерашний день, с радостью вспомнить, что сегодня снова предстоит работать в мастерской. И вот ты уже идешь по улице…. Иногда один такой путь от дома до мастерской помогает решить задачи, над которыми часами и безрезультатно бьешся у холста. Об этом не думаешь специально. Ответ приходит сам и в этом его ценность…

Позади остается многолюдный центр, и начинается твоя улица. Тихая, немноголюдная улица, где родился и вырос, а сейчас, по странному совпадению, словно возвращаясь к себе, идешь по ней в мастерскую. Кругом густая листва, летняя дневная тень ложиться под ногами, но почему-то вспоминается зима, тихая ночь, крупными хлопьями падает снег. Все спят… И вдруг происходит что-то фантастическое, начинает казаться что эта улица – одна единственная на свете, а время неумолимо, так как через минуту уже видишь осенние сумерки и сизый дым над кучами собранной листвы. И вот ты в мастерской. В глазах еще солнце. Этот быстрый переход от цвета к сумеркам прохладной комнаты и есть начало работы. А, можно писать летом зиму, а зимой – лето. Если это желание становится непреодолимым – я готовлю новый холст». (альбом «Молодые художники Таджикистана»).



[1] Последняя персональная выставка Акилова состоялась в Центральном доме художника в декабре 2014 – январе 2015 года.